BannerFans.com

Островок Калипсо

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Островок Калипсо » Наша проза » Проза Оли-Дворник


Проза Оли-Дворник

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Можно я...?
....
Я верю, что иногда ты вспоминаешь обо мне, иногда заходишь и читаешь.
Сегодня было много снега , а я почему-то вспомнила ту безудержную весну. Когда мы с тобой после столь долгого общения в интернете все же решили встретиться. Представляешь, я даже помню номер поезда. И твою смс за час до прибытия: "Я уже на вокзале, жду." И мои глубокие вдохи-выдохи, когда я пыталась справиться с волнением, что впрочем не помогло.
Помнишь, когда я вышла из вагона, мы с тобой растерялись, не зная как себя вести. Мы, представляющие нашу встречу миллион раз, наперебой описывающие друг другу как все произойдет, стояли как истуканы и не знали что делать. Вели себя как два жутко закомплексованных подростка. А потом ты принялся отбирать у меня мою сумку, а я пыталась отшутиться, мол она не тяжелая, я сама.
А помнишь, в метро ты сразу взял меня за руку и сказал, что это для того, что бы не заблудиться. Как можно было заблудиться в полупустом метро? Но я была тебе очень благодарна за этот выдуманный предлог. Твоя ладошка была горячей и мне казалось, что ты чувствуешь, как дрожат мои пальцы. А когда вышли из метро, я вцепилась в твою руку и сказала, что в городе я могу тоже заблудиться. А ты тогда сказал, что мы похожи на мультяшных героев, а я ответила, что не хочу на мультяшных, а хочу, что бы все, как во взрослом кино. И ты смутился, а я так залюбовалась тобой, что до меня не сразу дошло, что же я такое ляпнула.
А когда  искали гостиницу для меня, и воображали, что мы два иностранных шпиона. Хотя шпионом была я одна. Мы с тобой заранее договорились, что я живу в гостинице, а ты у себя дома и мы встречаемся, гуляем, будто я не приехала на пять дней, а всегда тут жила. А помнишь, как ты забыл паспорт и тебя не пускали ко мне в номер и мы почти три часа добирались до твоего дома, что бы ты его взял? Мне тогда и в голову не пришло, что можно было остаться и просто подождать тебя. А как мы с тобой договаривались, что никаких пьянок, а потом тайно проносили в номер бутылку вина и смеялись как шальные, выдавая себя с головой.
А помнишь плед, стянутый на пол и заваленный подушками, два стакана на полу, потому что не до эстетики, какие уж там бокалы. И мы придумали новый термин: половой пикник и смеялись до упада.
А потом ты меня все-таки затащил к себе в гости и показывал как ты живешь. Ты сказал, что без музыки почти не можешь и включал мне эти странные песни. А я, как абсолютно русскоговорящая девочка обалдевала от количества иностранных слов, свалившихся мне на уши. А когда зазвучала какая-то песня, ты вдруг весь вытянулся почти в струнку. Нет, ты сидел и старался ничем не выдать себя, но я чувствовала, как ты натянут. Знаешь, я ведь тогда так и не спросила, почему она так на тебя действует. Может сейчас ты мне сможешь рассказать? Я долго потом искала ее в инете, но как можно найти песню, если помнишь только обрывок мелодии.
А потом стемнело и ты включил свет и вдруг сказал, что на фотографиях не видно, что у меня в глазах живет солнце и и ты видишь его лучики. А я так неожиданно засмущалась, хотя знала и про глаза и про лучики и мне неоднократно говорили про это.
А помнишь, как ты в первый раз меня поцеловал? Мы ведь кучу раз оставались с тобой наедине и наверное оба думали об одном и том же, но тот первый раз... в переполненном вагоне метро. Нас так удачно прижало друг к другу, мы в первый раз находились с тобой в такой близости, ты знаешь, мне кажется я даже слышала, как колотится твое сердце. И мне пришлось встать на цыпочки, потому что я ведь мелкая, а ты меня все держал и не отпускал.
А как мы потом почти бежали в гостиницу и даже слов уже не нужно было никаких. Я до сих пор благодарна той толпе и тому часу пик. Я не могу теперь ездить в переполненном транспорте, потому что моя безумно счастливая улыбка вызывает у граждан подозрение.
А помнишь про нарушение Великого Договора? Ведь мы еще в интернете договорились не думать про то, что будет потом. Мы решили праздновать наши пять дней изо всех сил и не думать, не знать про это чертово потом. Ты помнишь это утро пятого дня? Мы с тобой проснулись вместе. Боже, я отдала бы свои пол-жизни, что бы еще раз просто проснуться с тобой рядом. Это ужасное "потом" просто витало тогда над нами. Ты зачем-то спросил: "Уезжаешь?"  Я зачем-то ответила: "Да". У нас тогда оставалось одиннадцать часов. Это было настолько мало, я слышала, как мое сердце отстукивает последние секунды рядом с тобой, мне казалось, что боль в твоих глазах сейчас просто расплещется на пол и накроет нас огромной волной.  И ты в исступлении шептал: останься, останься, останься. Я повторяла за тобой, нам казалось, что суть и смысл этого мира заключен в одном этом горьком слове: останься.
Потом были просто бессмысленные слова,  потому что надо всем этим витала обреченность. " Ты все взяла, ничего не забыла?" " Напишешь мне, как доедешь?" " Звони иногда, я знаю, дорого, но хотя бы разок в месяц"
А потом твой вопрос, как раненый, обреченный зверь: " Можно я поеду с тобой?" И я уже видела всполохи безумия в твоих глазах, и знала, что нельзя...ну просто нельзя так поступать с тобой. И все равно ответила: "Нет". Ты ведь понимаешь, что тогда невозможно было поступить иначе. Сейчас ты понимаешь это?
Я так и не спросила у тебя тогда. Но ответь мне: Можно я приеду еще раз?

0

2

Это просто дворнячьи наблюдения....не больше не меньше
...
Как считаете, кто способен сделать дворника счастливым? Некусачие собаки? Электрометла? Или чистоплотные прохожие? Скажу вам честно, есть кое-кто, способный доставить мне большее удовольствие, чем все крутые приспособления. Хотя я даже никогда его не видела. И вряд ли увижу. (хотя, тут можно поспорить)
Чаще всего он бывает не щедр со мной, но вот, в один прекрасный день у него становится хорошее настроение и ему хочется размять пальцы, что бы принести мне счастье. Он начинает ковырять дыру в небе, что бы взглянуть на меня и порадоваться. И из этой дыры на землю начинают сыпаться пушистые белые снежинки. Их бывает так много, что я счастлива и танцую.
Вот сегодня был один из таких дней. Хотя, ждал он меня всю ночь и пускал в окно и на дорогу свои ...снежинки. Когда я вышла из дома, то увидела, что эти маленькие дряни  нападали по колено.   Боже, как замечательно!" - воскликнула я. И пошла нагребать большие сугробы. Вот это самое замечательное, в моей работе - нагребать сугробы. Потому что потом в них можно завалиться и заниматься своим любимым делом - Думать И Мечтать. Нигде так клево не думается, как в сугробе. Недавно я придумала специальное устройство для мягкой посадки самолетов. Оно будет вырабатывать много сладкой ваты и самолет при посадке должен целиться именно туда. А когда он благополучно приземлится, то все пассажиры будут рады поесть сладенького после полета. А пилотов никогда не будут ругать, что они разбили самолет и вычитать из их зарплаты его стоимость.
А еще я придумала такую штуку, которая будет уничтожать мусор, как только он падает на землю. Можно будет спокойно ходить и свинячить, как это любят делать мои горожане, а мусора не будет. Мне потом рассказали про закон сохранения энергии и долго доказывали, что так нельзя. Типа, куда этот мусор будет деваться? Или хотя бы пепел от него?  А по-моему можно, потому что сам закон звучит очень глупо: Если где-то нет кого-то, значит кто-то где-то есть. Мне кажется, не всегда он действует. Хотя проект все же пришлось оставить на доработку.
Ну и еще много всяких полезных вещей придумала: хитрую приспособу для Бэтмена, что бы он мог становиться невидимым; специальные очки, которые когда надеваешь, то все кажутся красивыми; ботинки, которые сами снимаются, как только ложишься в них на кровать (это, правда тоже пока в доработке).
Но больше, чем думать, я люблю Мечтать. Я мечтаю, что здорово было бы, если цвет у неба менялся в зависимости от дня недели. Например, в понедельник -  синее, во вторник - коричневое, но светлое, в среду желтое и т. д.
Или вот, недавняя моя мечта: что бы у меня был плот и можно было плыть на нем по реке и течение такое спокойное и я плыву и смотрю на небо...то синее, то коричневое, то желтое.
А еще мечтаю про маяки, но не которые на море, а которые в людях. Что бы по ним можно было находить сразу всех. Вот мой любимый - маячок мигает. Вот лучший друг - маячок мигает.  Тогда никто бы не ошибался и все были бы рады. Потому что лучше сразу найти и радоваться, чем вечно сомневаться.
Ну а самая моя большая мечта..вы сами знаете, какая. Что бы все хорошие люди однажды собрались и поубивали всех плохих)))

0

3

Это история одной глупости
...
Она сама была виновата в том, что они расстались.....она знала об этом.
И о том, что виной всему ее проклятая гордость, тоже знала....нельзя было с ним так поступать.
Тогда, при последней встрече, когда она уходила, сказав ему на прощание..пошел вон........глупо!
зачем?.....теперь она и сама не знала.........
А на следующий день, отключив телефон, предпочла беззвучно рыдать за закрытой дверью............
А когда телефон, ее стараниями, наконец-то ожил......он молчал, он не звонил, проклятый!!!!
И тогда ей стало по-настоящему страшно............она почувствовала, что может его потерять....а может уже потеряла.
Целый день она провела в пьяном угаре, ходила по комнате из угла в угол, повторяя только одно слово.......ПОЗВОНИ!!!
он молчал........Ночь, проведенная в полубреду , казалось придала ей сил....с раннего утра она выскочила на улицу,
и бродила, вглядываясь в лица прохожих, в каждом, хоть немного похожим на него, видела надежду на встречу..........
может быть просто счастливый случай...........
Когда уже стемнело, она дошла до их места.........это было "наше место".......и долго там сидела
с сухими глазами, не в силах больше ни говорить, ни думать, ни надеяться......А дома ее ждал автоответчик
с десятью одинаковыми сообщениями............ГДЕ ЖЕ ТЫ????????............В упоении она слушала его голос, записанный на
эту жалкую, бездушную пленку, она ласкала телефон руками и губами, как будто он мог почувствовать ее боль.....и утешить....он молчал.
Следующий день принес надежду.он не забыл..........он помнит.ведь он звонил.........она не сводила глаз с телефона, загадывала, что вот если он не позвонит прямо сейчас...
то ......значит вечером.........она придумывала все слова, которые ему скажет.........она смеялась при воображаемой встрече,
она разговаривала с ним....как будто наяву.........ОН МОЛЧАЛ........сжав в кулачке эту единственную память о нем, маленький крестик,
она вспоминала всех богов, которых знала.......и молилась каждому из них.....боги молчали.........
До утра она сидела, обняв телефон и тихо скуля........утром раздался звонок!!!!!!!!!!!!
у нее перехватило дыхание, но она сняла трубку..........из груди вырвался........даже не стон, нет, а скорее жалкий писк............
Женский голос попросил позвать Сергея..........вы не туда попали.........и короткие гудки........
зависть охватила все ее существо.....вот она.та.....она ведь знала куда звонит....просто перепутала....
Ей некуда было звонить.......негде было его искать........
Три дня она сидела почти не дыша возле телефона, не замечая времени, не видя как темнеет и вновь светлеет за окном............она ждала..........
А когда силы иссякли..и надежды не осталось, она слабыми руками взяла телефон, в последний раз прижала его к груди, ощутила губами все его тепло.и весь его холод....
и размахнувшись, бросила его на пол......кусочки пластмассы брызнули во все стороны....как будто разбивая на мелкие осколки все, чем она жила........
Накинув куртку и бессильно ворочая ключом, она вышла за порог..........Весь коридор перед ее дверью был завален огромными букетами сирени.....
она замерла на мгновение, вдыхая сладкий аромат........затем медленно опустилась на колени.....бессильно всхлипнула и упала лицом в этот ковер
любви................больше всего на свете ей хотелось сейчас просто перестать жить.........

0

4

ТИМ.
...
...я не могу сказать, что я какая-то особенная. Просто никогда меня не тянуло к людям и это чувство пользовалось взаимностью. Однако...
Как-то однажды ко мне приблудился Артёмка. "Приблудился" в данном случае самое удачное слово. Артёмке было 13 лет и он искренне считал это не очень счастливым числом. К слову сказать, он ненавидел собственное имя и величал себя Тим. Про себя я называла его Артёмкой, и он очень злился, когда я оговаривалась вслух.
Тим приходил ко мне в дом, терзал мою старенькую гитару, съедал недельный запас сладкого и иногда снисходил до разговора со мной. Он мне объяснял как устроено мироздание и почему никто никогда не пойдет делать добро без стимула. Он сидел в кресле, поджав ноги, отсвечивал сбитыми коленками и размахивал банкой сгущенки. Он любил проделывать в ней одну дырочку, высоко запрокидывать голову и, зажмурившись ждать сладких капель. Я объясняла ему всякие законы физики и предлагала проделать вторую дырку. А он мне отвечал:
- Вот ты выросла дылдой, а соображения никакого.
Я тушевалась, примолкала и наблюдала за Тимкиной философией.
- Ты знаешь вот, как умирают киты?  Они стареют, обрастают ракушками и не могут всплыть, что бы подышать.
Мне было жалко китов. Мне это казалось даже несправедливым. Не всплыть из-за каких-то ракушек. Я почти представляла себя задыхающимся китом.
- Ты знаешь, сколько у тебя шагов получится, если ты пройдешь километр? Я однажды считал, но сбился. Мне скучно всегда считать, ко мне мысли пристают.
Я потом ни день и ни два считала свои шаги, но почему-то тоже сбивалась. Даже не смотря на полную неприставучесть мыслей.
- А что будет, если вдруг все люди на планете начнут разом крутить часы в обратную сторону? А? Балда ты. Они не начнут, есть же младенцы, им нужно расти. Они крутить не будут.
Я очень жалела, что в этом мире есть младенцы, которые не умеют крутить часы, потому что им нужно расти. Мне нужно было время назад.
Была у него одна особенность, которая меня порой раздражала. Увлекаясь разговором и что-то мне доказывая, он дергал нижнюю струну на гитаре. Самую тонкую. Дзинь. Дзинь.
У него был голосок звонкий, еще даже не ломающийся и это сочетание треньканья струны и его задора доводило меня до исступления. Но отобрать у него гитару мне просто не хватало духу.
    От Артёмки я впервые услышала про игру под названием "собачий кайф". Наркотик, который не требует денег. Бесплатная эйфория, которая способна скрасить жизнь и не вызовет привыкания и физической ломки. Нужно просто некоторое время дышать как собачка часто часто, а потом пережать сонную артерию на шее. Самостоятельно это сделать сложновато, но ведь существуют друзья. Они увидят, когда уже хватит и отпустят удавку.
Тим рассказывал, что после этого наступает такое неземное ощущение счастья. Сам он пробовал это всего пару раз, но не для того, что бы получить кайф. Просто после удушения наступает кислородное голодание, а когда отпускают удавку, то кровь резко поступает в мозг.
- Это просто стимуляция серых клеток. Дзинь. Я чувствую, что иногда не могу додуматься до простых вещей, мне нужно как-то подстегивать свой мозг. Дзинь. У тебя вон сколько тетрадок и конспектов. Дзинь. Все записываешь. Дзинь. А я мужчина, мне унизительно писать. Дзинь. Я должен все помнить. Дзинь.
Я представляла себе полузадушенного Тима в кайфе и мне становилось не по себе. Слова "уговаривать" и "переубеждать" совсем не вязались с ним, а больше я не знала что сказать.
И у меня тогда было в жизни слово под громким названием "трагедия". Я проклинала всех младенцев и чувствовала себя старым китом. И я совершенно четко знала, что этого оракула с липкими пальцами мне не спасти.
Как-то он пришел совершенно удрученный и грустный. Я открыла ему дверь, он шагнул в квартиру и стал топтаться на пороге. Потом, будто что-то для себя решив, он прошел на кухню и стал рыться на полках. Выудив банку сгущенки, он взял консервный нож и пробил в ней дырку.
- Видишь, какая история. Я теперь никому не могу доверять.
Потом морщась, словно от боли, он проделал вторую дырку в банке и глянул на меня.
- Иди, посмотри.
Отодвинув горловину водолазки, он запрокинул голову. На маленькой шейке красовалась страшная синяя полоса. Это казалось таким противоестественным, таким страшным, что у меня перехватило дыхание.
- Еще друзья называются.
Его голосок на мгновение дрогнул.
- У меня зимой день рождения, свяжешь мне шарфик? Меня мамка к бабке в деревню грозится отправить, но к зиме приеду.
Это была наша последняя встреча, я больше не видела Тима.
Недавно на сайте одноклассников и одногруппников я случайно нашла Маринку, Тимкину сестру.
Моего прекрасного философа нынче величают Артёмом Анатольевичем, советуются с ним по всяким важным вопросам и называют финансовым директором. А я все вспоминаю его запрокинутую голову, зажмуренные глаза и слышу:
- Балда...вот выросла, а соображения никакого...

0

5

Лирика.
...
...и даже если все забыть, то потом опять напорешься на те же грабли. Не бывает двух разных случаев, бывают лишь
немыслимые совпадения.
У меня-то все было обычно и спокойно, ну как у всех. И муж и ребенок и семейная жизнь. Знакомо, да?
А меня как-то и раньше заносило на симпатии, не больше, но вот последний случай...я даже не знаю как его назвать. Начиналось все тоже обычно. Не совсем со знакомства (знакомы мы были давно), а просто с какого-то сближения. Разность вкусов и интересов вдруг привела к такой однополярности, что однажды просто столкнула лбами. Были конечно сначала разговоры о высоком и великом, потом просто за ручку подержались. Ну постепенно, вы понимаете? И алкоголь конечно присутствовал, как водится. Тоже понемножку и не часто. А он иногда говорил, что меня поцеловать хочет. А я глазки отводила, вроде как смущаюсь. Муж же есть и все такое. А целоваться с другим - это вроде как измена получается, что ли...
Или не совсем измена, но что-то как-то меня останавливало. Поначалу. А потом однажды настроение было не очень, грустно да и просто захотелось ласки и нежности. А может просто новизна ощущений. А может, это я так себя оправдываю, но целовались мы долго и серьезно.
Ну это сначала так было, и я уже подозревала, что этим не закончится, а захочется большего. Не мне, а ему. Я уже и не помню какая это была встреча по счету, когда он попросил разрешения снять с меня носок. Я тогда чуть не упала от удивления. Представляете, уже столько было вместе выпито и пережито, а сколько разговоров было, а тут он:
- Можно я с твоей ножки носочек сниму?
Я ошизела. Хорошо еще, что додумалась промолчать и просто кивнуть, но чувствовала себя как-то ненормально. Думала, вот сейчас кинется целовать мне ноги, а я буду тут сидеть как дура. Ведь совершенно не знаю как себя вести.
Я сидела на табуретке (прозаично, да?), а он сел рядом на пол, стащил с меня носок, да так и остался сидеть, держа мою ступню в своих руках. И просто продолжали разговаривать.
Потом еще много раз встречались, но все не получалось остаться одним. Постоянно кто-то присутствовал рядом, приходилось вести себя как ни в чем ни бывало. Пристойненько так.
И я уже за собой стала замечать, что скучаю и встречи жду и не хватает мне наших с ним разговоров и посиделок. Да и воображение всякие картины рисовало. Что-то вроде: и хочется, и колется. Я до этого никогда мужу не изменяла, вот в чем было дело. Глазки построить и прикоснуться будто бы случайно, это наверное у всех было,это кровь будоражит а вот что бы в постель... Такого не хотелось, что ли. Просто не хотелось изменять и все. А тут такая ситуация.
Ну и в конце концов все дошло до того, что мы начали перезваниваться и планировать. И куча несовпадений вылезла. Он ведь работает по такому же графику, что и мой муж. И потому приходилось еще высчитывать как мне вырваться из дома и что придумать. Такая, уже не совсем невинная ложь. Но договорились, конечно. И я что-то придумала (вроде как с подружками гуляю) и он был свободен и жена его на работе пропадала (я вам говорила, что у него жена есть?)
Дома у него это все происходило. Я уже примерно знала, что это будет не все так невинно, как раньше. Ну конечно, я знала, на что шла.  И все-таки, измена мужу - меня эта мысль глодала, будь здоров. Не то, что бы я была не готова к этому, но однако... Целоваться тайком - это одно, а вот постель - уже совсем другое.
Он, кстати, тоже чувствовал себя не в своей тарелке. Это было очень заметно. Спрашивал чем меня угостить, где мне удобно сидеть и прочие глупости. Как будто я к нему есть пришла или сидеть. Напряжение витало в воздухе вольт тысяча, не меньше. Потом, вроде как между прочим, он предложил коньячку выпить. Вот это было очень вовремя. Это было то, к чему мы с ним привыкли (я не коньяк имею ввиду, а просто такие посиделки за столом). Лимончик там, разговоры и все такое. Он мне тогда сказал:
- Ты зря меня боишься, потому что я боюсь тебя еще больше.
А я ему рассказала про свои мысли. Про измену и все такое прочее. Я сказала, что всегда ищу оправдания любым своим действиям и всегда нахожу. Потому что не суть важно, что подумают люди (ведь они ничего не узнают), а важно то, что я сама буду думать про себя и как потом с этим буду жить.
А он слушал, кивал, а мне вдруг стало так невыносимо. Мне убежать хотелось от него. Потому что я уже оправдала себя и придумала все. И я уже готова была переступить ту черту.
(...продолжение следует)

0

6

Мы тогда все же были новичками. И в изменах и в переступании. Я спросила его про измены и все такое. Он ответил никак. То есть, вообще никак. Не было ничего у него. А еще он сказал, что много лет у него вообще ничего не было. Меня такое сразило просто. Хотя, подумалось, что может врал.
Я даже не знаю с чего началось все. Просто была так занята своими мыслями, что не заметила его опять у своих ног. Я была слишком занята своей совестью, что бы заметить как оказалась в его руках. (Вот видите, я опять себя оправдываю)
Ну и конечно, поцелуи и объятия, и какое-то, я бы сказала, болезненное чувство страсти. Какое-то непонятное восхищение мной, такой обычной. Я ведь самая простая, разве что глаза у меня красивые, а так....все остальное совершенно обычное. Я наверное и клюнула именно на это...на восхищение. Только не подумайте, что я страшна как смертный грех или мной никто не восхищается. Но его восхищение было каким-то ...свежим, что ли. Конечно, дома от мужа это слышать в порядке вещей, как кажется.
- Я тебя люблю.
- Я тебя тоже.
Это просто слова. Они произносятся изо дня в день и кажутся...ну, привычными что ли.
Он сказал, что нужно наверное перейти на диван, там будет удобней, чем на табуретке.  Сидеть мне так будет удобней. Понимаете, просто сидеть. Он не знал, как подступиться. И я тоже не знала.
Знаете, почему такие романы лучше всего заводить поздней осенью или зимой? Правильно - из-за освещения. Никогда не будет в комнате темно, если на дворе лето в самом разгаре. а если не будет темно, то будет все видно. Вы понимаете, о чем я?
Я легла на диван и он рядом. Вели себя как подростки, которые твердо решили избавится от девственности, но не знают как это сделать. Такие поцелуи и обнималки. А еще он повторял:
- Не молчи, скажи что-нибудь...
А меня это повергало в еще больше молчание. А еще было просто убийственно светло. Мне казалось, что буквы огненные зажгутся на его белых обоях, если я что-нибудь невпопад... И стены обрушатся. Или еще что-нибудь  случится.  А в голове вообще было пусто.
Ну и потом он меня сгреб просто в охапку. Это даже не объятие было, а какой-то крик. Я громче ничего не слышала при любом молчании. И как-то так получилось, что счастливей меня в тот миг просто не было. Так бывает, когда складываешь головоломку и ничего не получается, а потом в какой-то момент отчаиваешься и бросаешь все. А потом смотришь на сложившуюся картинку. Само собой.
А я притаилась, потому что вроде поняла все. Я вот ради этого момента все делала. Я даже жила ради этого. Мне так тогда казалось.
И потом он вызвал мне такси и поехал вместе со мной. Сказал, что хочет посмотреть, как я в подъезд вхожу. А я, после того, как в вошла в этот самый подъезд, домой просто не смогла сразу зайти. Мне нужно было протрезветь (не от коньяка, конечно, нет) от него.
Я себе опять оправдания искала. Хотя и не было ничего. То есть, действительно не было. И я тогда еще как-то про себя истерически посмеялась, что если нет проникновения, то нет и измены. Но уже тогда знала, что дальше все будет. И я сама буду искать моменты и удобные встречи.
А когда он мне позвонил на следующий день, я была в этом почти уверена.
(продолжение следует...)

0

7

Мы потом виделись с ним несколько раз, но так  получалось, что всегда рядом был кто-то еще. Нам нужно было бы дать "Оскара" за наши актерские способности. Или же все остальные были просто слепы и только я одна замечала как загораются его глаза, когда он смотрит на меня. И мы по прежнему перезванивались с ним почти каждый день. Я находила кучу предлогов, придумывала что-то совершенно немыслимое, только что бы вырваться к нему хоть на минутку. По телефону мы строили кучу планов и замыслов, но видимо все они были из раздела "сказки" на самой верхней полке в библиотеке. Он говорил мне, что не выдержит так долго, что может быть нужно уже все рассказать. И что мы обязательно должны быть вместе. А я с ума сходила от собственной трусости и лжи. Мне казалось, что вранье преследует меня по пятам. Я не могла спать с мужем, потому как это уже казалось мне изменой. Изменой ему. Я совершенно запуталась. Мне хотелось покоя.
А потом настала та среда. На работе он что-то сочинил и взял отгул. Я пристроила сына к знакомой. У нас был целый день вместе.
Его жена почему-то тогда была дома, уж и не помню отчего. И когда мы встретились, он сказал, что мы просто уедем. Хотя бы на один день мы уедем ото всех и побудем вместе. И даже как-то не планировали ничего, а просто он усадил меня в машину и мы поехали.
Знаете, почему такие романы нужно заводить все-таки летом? Именно так, можно уехать куда угодно. И везде будет тепло.
Честно говоря, меня колотила дрожь почти весь путь. Ему нужно было следить за дорогой и потому он еще как-то отвлекался от мыслей. А я больше ни о чем и думать не могла, только о том что будет.
И мы приехали куда-то далеко, там было поле, везде трава и деревья. И он долго сидел просто молча после того как заглушил мотор. Сказал, что у него такое в первый раз и наверное в последний. И еще сказал, что он все-таки счастлив. А я думала, что наверное спятила и то, что мы делаем - это неправильно и жутко. И еще о том, что у меня голова кружится только от одного предчувствия его поцелуев. А он сказал:
- Я стащил из дома одеяло.
Постелил его на траву. Оно такое большое было, и мне хотелось его сложить в несколько раз, что бы мы на нем не поместились и что бы быть ближе к нему. А было как-то ослепительно жарко и свет...везде был этот свет. Он попросил меня не открывать глаза.  Закрыть их и не смотреть. Я послушалась конечно, мне нужны были его прикосновения и в какой-то момент я просто утонула. Я уже знала для чего родилась. Для того, что бы утонуть в нем целиком. Это не было физическим удовольствием обычных животных, и даже не пресловутым слиянием астральных тел. Вообще ничего не было. Только он. И он говорил:
- Твои волосы пахнут ветром. Я никогда не знал, что такое может быть.
Но только все равно ничего не было. Не было того, что вы подумали. Не было измены. Нет проникновения, нет и измены, помните?
Не получилось. Мы с ним и не говорили потом на эту тему, хотя я все понимала. Он только боялся меня обидеть этим и спрашивал:
- Ты же знаешь, что это не ты этому виной?
А я конечно знала, что виной не я. Страх? Волнение? Возраст? (Я говорила, что ему 52 года?)
Потом я всерьез размышляла, где мне взять вечность, что бы провести ее с ним.
И когда приехали в город, то прощание вышло каким-то надрывным. Ему было неудобно почему-то, ну это мужская сущность, он видимо себя винил во всем. А мне стало понятно, что я пропала навсегда. И что больше не смогу вылезти из этого омута. И без его звонков не смогу. И без слов про одеяло, про ветер и даже про носочек.
Следующей ночью позвонила его жена и сказала, что он в больнице. Я не люблю ночные звонки. Совсем не люблю. Я разбудила мужа и мы поехали в туда.
(Я вам говорила, что инсульт - это смертельно? Я вам рассказывала, что его женой была моя мать?)

0


Вы здесь » Островок Калипсо » Наша проза » Проза Оли-Дворник