BannerFans.com

Островок Калипсо

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Островок Калипсо » Быт...как он был » Дворянский бал


Дворянский бал

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Слово «бал» пришло в Россию из Европы. Впервые оно появилось в Германии в XV в. и означало «мяч», «шар». Немецкие девушки дарили подругам, вышедшим замуж, по мячику или шарику, набитому пухом или шерстью. Шарик или мяч натыкали на шест и ставили перед домом, а хозяйка обязательно должна была пригласить к себе в гости на танцы. Позже балом стали называть любые вечеринки с танцами.

Во времена Петра I балы называли ассамблеями. Царь начал их устраивать в 1700 г., но эти увеселительные мероприятия прививались плохо, знать старалась под разными предлогами уклониться от участия в них. В 1718 г. Петр I издал специальный указ об ассамблеях, которые устраивались не только для забавы, но и для дела. Сам царь лично назначал, в чьем доме должна быть ассамблея сегодня, а затем это стали определять комендант в Москве и обер–полицмейстер в Петербурге. Прежде чем гости расходились с одной ассамблеи, им объявляли, где будет следующая.

Азартные игры на ассамблеях не разрешались: исключением была игра в шашки и шахматы. Зато готовили трубки, табак и лучинки для их раскуривания. Табак был завезен в Россию именно при Петре I.

Главным увеселением на ассамблеях были танцы. Первое время танцующих было очень мало: танцы были мудреные, надо было то кланяться, то приседать. От танцоров требовалась немалая ловкость, иначе можно было стукнуться, толкнуть человека, оборвать хвост чужого платья и даже упасть. Дамам, затянутым в корсет, в башмаках на высоких каблуках и в напудренных париках, приходилось не легче, чем кавалерам: они были неуклюжи и смешны, неловки, не знали, как стать и сесть в тесных одеждах.

Танцевали только те присутствующие, которые хорошо умели это делать. Остальные сидели «по стенкам» и дичились друг друга. Но иногда участие в танцах решал принять сам Петр I. Тогда в ряды танцующих вставали все, даже дряхлые старики. Царь становился в первой паре. Он приказывал повторять его движения, а Петр слыл знатным танцором. Другие танцоры кряхтели, задыхались и… падали. За это полагалось наказание – кубок вина.

Движения в танце зависели от особенностей костюма. Широкие юбки и высокие каблуки исключали быстрые, стремительные танцевальные шаги – па, однако позволяли принимать различные позы, в которых исполнители на несколько мгновений замирали, образуя изящные картины. Поклоны и реверансы были главными элементами танцев.

На ассамблеях были два рода танцев: церемониальные и английские. Первым танцем был менуэт– утонченный красивый французский танец XVIII в. Он состоял из мелких размеренных шагов и приседаний. Танцевали его парами. Англез – тоже парный танец – представлял собой пантомиму, изображавшую ухаживания кавалера за дамой. Дама медленно и кокетливо «убегала» в танце, а кавалер ее «догонял». Аллеманд – еще один танец петровской ассамблеи. Дамы становились по одну сторону, кавалеры – по другую. Под музыку марша дамы делали реверансы и круги. Постоянные верчения дамы были основой танца. Постепенно танец становился все более оживленным, и пары начинали выполнять придуманные ими фигуры.

Сначала на ассамблеях можно было услышать только духовые и ударные инструменты: трубы, фаготы и литавры, а в 1721 г. герцог Голштинский привез с собой в Россию струнный оркестр.

По окончании танцев у небогатых хозяев подавали холодные закуски, у знатных накрывали ужин. Дамы и кавалеры сидели за столом вперемежку. Петровские ассамблеи отличались попойками, грубостью нравов и вместе с тем стремлением молодежи к галантности. В танцах было много учтивости и уважения к дамам. Окончив танец, кавалер обязан был отдать почтительный поклон даме и поцеловать у нее руку. Балы способствовали смягчению нравов, порождали новые чувства и настроения. Постепенно дворяне обучались манерам и модным танцам, и петровские ассамблеи стали уже в радость.

При дворах императриц Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны балы продолжались. Они стали очень роскошными. В царствование императрицы Екатерины II балы начинались 24 ноября, в день именин императрицы, и заканчивались 21 апреля, если это был не постный день. На бал съезжались к шести часам вечера и в двенадцать ночи разъезжались по домам. При Екатерине II были открыты первые дворянские собрания. На бале в зале Благородного собрания два раза в неделю бывало до 5 тыс. народа. Как раз к зиме из провинций в Москву съезжалось все русское дворянство.

В середине XVIII в. западные забавы и развлечения начинают проникать и в провинцию, в дворянские усадьбы. Поначалу танцы были грубы и тяжеловесны. Но скоро дворяне освоили менуэт и другие заморские танцы и стали искусными танцорами.

На балы ездили в каретах. При Петре I в России было еще совсем мало карет, их привозили из–за границы. При Анне Иоанновне и Елизавете Петровне мода на кареты усиливается. В царствование Анны Иоанновны число карет доходило до 100. Они были бархатными, с золочеными колесами и корпусом. Сбруя для лошадей изготавливалась из мягкой красной кожи – сафьяна.

Но более всего карет было в царствование Екатерины II. При Екатерине даже были изданы указы, как, кому и в каких каретах ездить, сколько запрягать лошадей, с тем чтобы ограничить стремление вельмож к роскоши. В то время в моде были высокие кареты со стеклами. Мода на кареты не угасла при Александре I и других русских императорах XIX в.

Дом, где проходил бал, был ярко освещен, особенно подъезд, куда заходили гости.

Празднично одетые лакеи встречали кареты, из которых выходили мужчины во фраках, мундирах, при звездах и лентах, женщины в мехах. Вот как описывает это А. С. Пушкин:
Перед померкшими домами
Вдоль сонной улицы рядами
Двойные фонари карет
Веселый изливают свет…
Вот наш герой подъехал к сеням;
Швейцара мимо он стрелой
Взлетел по мраморным ступеням,
Расправил волоса рукой, Вошел.
Полна народу зала;
Музыка уж греметь устала;
Толпа мазуркой занята;
Кругом и шум, и теснота…

Балы проходили в огромных великолепных залах, окруженных с трех сторон колоннами. Зал освещался множеством восковых свечей в хрустальных люстрах и медных стенных подсвечниках. Музыканты размещались у передней стены на длинных, установленных амфитеатром скамейках. В середине зала непрерывно танцевали, а на возвышениях по двум сторонам залы у стен стояло множество раскрытых ломберных столов, на которых лежали колоды нераспечатанных карт. Здесь играли, сплетничали и философствовали. Бал для дворян был местом отдыха и общения. Протанцевав минут пять, старики принимались за карты.

Балы проводились по определенной, утвердившейся в дворянском обществе программе. Поскольку тон балу задавали танцы, то они и были стержнем программы вечера. В конце XVIII – начале XIX в. было принято открывать бал польским танцем, или полонезом. За ним следовал вальс. Кульминацией бала была мазурка, а завершал его котильон. Кавалеры на балах заранее приглашали дам на все танцы. Дамы вместе с веером носили на запястье специальную книжечку, в которую заносили имена кавалеров, пригласивших их на определенный танец.

Полонез, которым начинался бал, вошел в моду в начале 90–х гг. XVIII в., при Екатерине II. Длился он 30 минут. Все присутствующие должны были принять в нем участие. Его можно назвать торжественным шествием, во время которого дамы встречали кавалеров. Иностранцы называли этот танец «ходячий разговор».

Вторым танцем был вальс, о котором А. С. Пушкин писал:
Однообразный и безумный,
Как вихорь жизни молодой,
Кружится вальса вихорь шумный;
Чета мелькает за четой.

Танец этот действительно немного однообразный, так как состоит из одних и тех же постоянно повторяющихся движений. Но вместе с тем вальс – танец романтический и безумный: партнер обхватывает даму за талию и кружит ее по залу. Только русские танцевали на балах «летучие, почти воздушные вальсы».

Мазурка – это середина бала. Она «приехала» в Россию из Парижа в 1810 г. Дама в мазурке идет плавно, грациозно, изящно скользит и бегает по паркету. Партнер в этом танце проявляет активность, делает прыжки – антраша, во время которых в воздухе он должен ударить ногой об ногу три раза. Умелое пристукивание каблуками придавало мазурке неповторимость и шик. В 20–е гг. XIX в. мазурку стали танцевать спокойнее, и не только потому, что от нее страдал паркет.

Вот что об этом писал А. С. Пушкин:

Мазурка раздалась. Бывало,
Когда гремел мазурки гром,
В огромной зале все дрожало,
Паркет трещал под каблуком,
Тряслися, дребезжали рамы;
Теперь не то: и мы, как дамы,
Скользим по лаковым доскам.

Мазурку танцевали в четыре пары. При ее исполнении допускались разговоры.

Каждый новый танец на балу все меньше напоминал торжественный балет, все больше было в нем танцевальной игры, свободы движений. В конце бала исполняли французский танец котильон. Он представлял собой танец–игру, шаловливую и непринужденную. Кавалеры в этом танце становятся на колени перед дамой, отскакивают от нее, перепрыгивают через платок или карту.

На балах кроме основных были и другие старинные танцы – гавоты, кадрили, польки. Все зависело от моды и вкусов устроителей балов.

Около девяти часов вечера на балу в частном доме накрывали ужин. Подавали персики и ананасы из своих оранжерей, шампанское и сухое вино своего же приготовления. Хозяин не садился за стол и заботился о гостях. Ужин заканчивался в 11–м часу, после чего играли русскую и гости пускались в пляс. Когда по знаку хозяина музыка прекращалась, все разъезжались по домам. Хозяин целовал ручки дамам, обнимал знакомых, трепал их по плечу. Улица заполнялась экипажами.

Балы были настолько важной частью дворянской жизни, что весь остальной досуг был подчинен подготовке к ним. В дворянских домах ни на минуту не умолкало звучание клавикордов, пение и танцевальные уроки. В конце XVIII в. появился клавесин – дедушка нынешнего фортепьяно. Музыка и танцы были частью дворянского образования.

Танцы осваивали с раннего детства – с пяти–шести лет. Обучение танцам напоминало тренировку спортсмена. Оно воспитывало ловкость, уверенность в движениях, непринужденность поз. Ноги танцующих независимо от их волнения делали свое дело. Танцы придавали манерам дворянина величавость, грацию, изящество – качества, которые, как говорится, были у него в крови, воспитывались с детства. Промах в танцах на балу мог стоить карьеры. Было очень постыдным сбиться в танце с такта.

Званый вечер в XVIII в.

Балы позволяли дворянским детям усваивать азы хороших манер и светских приличий. Именно в XVIII в. появляются книги о том, как следует вести себя в обществе. Одна из них, изданная при Елизавете Петровне, учила, что «большая вежливость – это учтивый обман», «истинное учтивство – это одолжение», «притворное лукавство – это обхождение», «всякое излишнее вредно, а наипаче в обхождении».

Дворянский бал был школой общения. На балу влюблялись, выбирали невесту или жениха. Именно поэтому балы имели такую долгую историю. В наше время история балов возобновляется.

0

2

Лев Николаевич Толстой написал повесть чуть раньше первой публикации, в 1903 г. Книга вышла 20 августа 1911 г., прямо к Пасхальному столу. Причина написания Львом Николаевичем произведения “После бала” достаточно простая, взятая из жизни. Учась в университете, писатель и друзья (Сергей, Дмитрий, Николай, Мария) проживали в Казани. Сергей, являвшийся братом Льва, влюбился в Вареньку, местную девушку. Отец ее был строгим, но честным офицером. Жила их семья тоже рядом, как и в произведении. Лев Николаевич хотел не просто рассказать одну из реальных историй (избиение сбежавшего солдата), но и выяснить, что же действительно так меняет человека: обстоятельства или среда обитания?

https://nauka.club/wp-content/uploads/2018/11/%D0%A0%D0%B8%D1%81.-2.-%C2%AB%D0%9F%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%B5-%D0%B1%D0%B0%D0%BB%D0%B0%C2%BB-%D1%8D%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B7-%D0%BA-%D0%B8%D0%BB%D0%BB%D1%8E%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%92.%D0%9A%D0%BE%D0%B6%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9-1-700x554.jpg

0


Вы здесь » Островок Калипсо » Быт...как он был » Дворянский бал